Плавучий Геленджик

Геленджик

 

 

Приятно сознавать, что наш Геленджик — это не только город-курорт на берегу Черного моря, но и современное исследовательское судно :) . И не смотря на то, что в наши дни принято ругать все российское :( , два наших Геленджика не собираются идти ко дну.

Плавучий Геленджик

Благодаря газете «Прибой» мы сегодня с вами, уважаемые посетители моего сайта, можем поближе ознакомиться с плавучим Геленджиком —  научно-исследовательским судном «Геленджик».

Куда плывем?

Речь идет об очередной экспедиции по изучению Мирового океана научно-исследовательского судна «Геленджик». Два года ученые будут производить целый комплекс морских исследований. Перед специалистами «Южморгеологии» поставлены огромные задачи, решение которых имеет важнейшее стратегическое значение для нашей страны.

Что ищем?

Для международно-правового регулирования при изучении и освоении ресурсов в пределах Мирового океана в 80-е годы прошлого столетия был создан Международный орган по морскому дну (МОМД) при ООН со штабквартирой в г.Кингстон (Ямайка). Россия наряду со многими заинтересованными странами подписала контракт на изучение ресурсов. От нашего государства по сей день основным исполнителем морских работ по этому контракту является АО «Южморгеология». По правилам страна, которая получила участок (у России 75 тыс. кв. км в Тихом океане: в зоне Кларион-Клиппертон и несколько участков в районе Магеллановых гор), обязана ежегодно проводить работы по разведке дна, вкладывая значительные средства, — а это миллионы долларов ежегодно — и отчитываться перед МОМД, иначе последуют санкции по запрету исследований, а потом — добычи редких полезных ископаемых. Этого допустить нельзя, ведь океан таит в себе огромные резервы остро дефицитных металлов: никеля, лантана, теллура, меди, марганца, кобальта, молибдена.

— Есть в океане районы, усыпанные редкоземельными металлами, которые почти не встречаются на суше. Например, иттрий, он в основном используется в оборонной промышленности и электронике, — рассказывает заместитель начальника экспедиции по работам в Мировом океане Анатолий Сапириди, — поэтому все страны, которые имеют материальные ресурсы, в том числе Россия, занимаются разведкой редких металлов. В зоне Кларион-Клиппертон и районе Магеллановых гор сосредоточены наибольшие залежи. Там и предстоит проводить исследования нашему судну. В районе Магеллановых гор океанское дно, как фрукты кожурой, покрыто образованием, которому геологи дали точное название — железомарганцевая корка. Участок необычайно важен для России, поэтому правительство вкладывает в геологоразведку большие средства. Это дает нам возможность проводить как научно-исследовательские работы, так и решать производственные задачи.

Что имеем?

Два года назад суда «Южморгеологии» прошли масштабную реконструкцию. Было модернизировано оборудование: поставлены новые лебедки, обновлены научно-исследовательские комплексы, реконструированы лаборатории, были заменены эхолоты — современными, последних модификаций, лучшими по своим показателям. Эхолот, установленный сейчас на научно-исследовательском судне «Геленджик», дает подробную 3Д-карту, позволяет обследовать морское дно в полосе порядка 20 км шириной одновременно, а в длину он может пройти практически весь океан, его возможности рассчитаны на всю глубину океана.

Дело в том, что исследования морского дна более приемлемы с помощью акустического, а не видеооборудования. Видеофиксация затруднена из-за большого поглощения освещенности. Видео- и фото- камеры работают на несколько метров, а глубины в океане — километры. Современное гидроакустическое оборудование достигло огромных возможностей, его показатели сравнимы по информативности с видеофиксацией.

Установленный на судне в рамках реконструкции акустический комплекс «МАК-Рельеф» снабжен высокочастотным гидролокатором бокового обзора (позволяет снимать поверхностную картину дна), профилографом (дает акустический разрез дна) и придонным многолучевым эхолотом, дающим детальное 3Д-изображение морского дна. На данных акустического профилографа можно рассмотреть все слои среза дна, как на торте: скалы это или осадочные породы.

Кстати, сейчас на НИС «Геленджик» будут испытывать также новый фото-видеокомплекс. И весьма интересно, какое изображение даст он. Все-таки человеку более привычно воспринимать картинку окружающего мира глазами.

Что надо сделать?

Считается, что работы по добыче ископаемых со дна океана соизмеримы по сложности с космическими разработками. На данном этапе экспедиции поставлена конкретная задача: прежде всего будут выработаны методики применения и управления новыми аппаратами, то есть проведены опытно-методические работы.

А уже в случае успешного испытания оборудования будут исполняться проектные исследования, за которые надо отчитываться перед мировым сообществом.

....

Подъем пробоотборникаПодробное изучение рельефа морского дна необходимо для определения залежей полезных ископаемых – полиметаллических руд, и где эти руды можно добывать. Поэтому ученые экспедиции, проводя поверхностную, придонную многолучевую съемку, составляют инженерно-геологическую картину изучаемого района: где есть горки, холмы, препятствия, наблюдают изменчивость рельефа морского дна. А уже потом решается вопрос о безопасной добыче руды на пятикилометровой глубине.

Не менее важны и биологические исследования.

От океана зависит состояние всей планеты. Океан – аккумулятор солнечной энергии, под воздействием которой происходят все жизненные процессы. Поэтому биологи будут мониторить течения, осадки, изучать животный мир в районе работ. Биологические изыскания обязательны, они определяют вред, который может нанести добыча руды.

Инженер-биолог берет пробы воды, грунта, проводит определение видового состава океана или так называемого бентоса. Любая деятельность, даже на стадии изучения, травмируют естественную среду. Например, будет взмучивание осадка. Анализ вмешательства человека в жизнь океана в течение короткого времени невозможен — биоисследования длятся годами. Поэтому экоработы проводятся постоянно, для этого судно оборудовано специальными приборами с возможностью отбора проб воды, взвеси планктона, определения присутствия и количества вредных и полезных примесей, замеряется концентрация растворенного в воде кислорода, содержание хлорофилла, электропроводность воды, прозрачность, интенсивность поглощения света и другие параметры. Объем работы, который предстоит провести, огромен, а значение исследований трудно переоценить.

С борта судна на 3-4 месяца, на полгода, иногда на год ставятся донные станции, состоящие из набора различных морских приборов, в том числе седиментационные ловушки, определяющие скорость выпадения осадка в воде, измерители скорости морских течений, маяки спутниковой связи. Все они соединены между собой канатом, якорь удерживает его на дне.

Кроме того, для изучения животного мира приповерхностного слоя воды используются планктонные сети, с помощью которых исследуется биопродуктивность низшего звена пищевой цепочки океана – планктона.

Для экологических и гидрологических изысканий берутся пробы воды по всей толще глубин океана специальным устройством – розеттой, содержащей до 24 пробоотборных приборов – батометров, представляющих из себя отрезок пластиковой трубы емкостью до 5 л, снабженный устройством запирания с двух сторон. При спуске последовательно батометры закупориваются, отбирая на разных глубинах пробы воды, которые потом анализируются в судовых и береговых лабораториях. Таким же образом изучаются кровеносные сосуды океана — течения.

Иногда в океане находят продукты, приносимые реками, на расстояниях, исчисляемых многими тысячами километров от места выпадения.

Метеостанции определяют солнечную активность, скорость ветров, интенсивность осадков, температуру воды и воздуха, высоту океанской волны.

Обработка пробы осадкаВсе эти измерения позволяют создать картину изменения биоритмов в планетарном масштабе.

Пробы доставляются в большинстве случаев в береговые лаборатории – это выгоднее с финансовой точки зрения; куски скал, конкреции, пробы воды, взвеси распределяются на исследования по научно-исследовательским институтам.

Первые результаты

По пути на полигон – участок работ на Магеллановых горах — учеными научно-исследовательского судна «Геленджик» успешно проведена часть опытных работ с новым комплексом «МАК-Рельеф», взяты пробы руды со дна океана и подняты на борт судна экологические станции, длительное время собиравшие информацию о гидрологических параметрах в районе Магеллановых гор.

Завершив эти работы, НИС «Геленджик» продолжило исследование на следующем участке работ – в зоне Кларион-Клиппертон.

Кстати, наши ученые работают на расстоянии около 2800 километров от ближайшего берега (Гавайи), это 7-8 суток пути. Геологи, гидрографы, инженеры-акустики, электроники, океанологи, техники, специалисты по эксплуатации многолучевого эхолота – всего 28 человек — им совсем скоро предстоит сказать новое слово в освоении Мирового океана.

Источник — газета «Прибой» от 26.12.2018 г.

Кстати, НИС «Геленджик» уже успел «отметиться» в юго-восточной части Магеллановых гор (подробности ЗДЕСЬ).

 

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>